Раз дощечка, два дощечка

или история о том, как сэкономить на расчетах с кредиторами

Размер проблемы: от 10 млн. рублей

Начало дела: март 2020

Длительность: 2 года

Сложность: 5 станков из 5

Результат: Клиент отдал кредиторам 15% от номинала долга

Наше вознаграждение: Ежемесячная абонентская плата, но не более 7-значной суммы + 7-значная сумма при положительном исходе

Предисловие

В мае 2020 года к нам обратился директор компании, занимающейся деревообработкой. В отношении юридического лица было возбуждено дело о банкротстве. Заявитель с требованием 6,5 млн. рублей уже был включен в реестр требований кредиторов. 

Также подлежали рассмотрению требования налогового органа. Итого размер реестра требований кредиторов должен был составлять более 10 млн. рублей.

Изначально директор компании обратился к нам за помощью с целью защиты от субсидиарной ответственности, так как на тот момент конкурсный управляющий уже подал соответствующее заявление, ссылаясь на то, что директор не передал ему документы и активы общества. 

Мы привыкли относиться ко всему скептически и поэтому запросили у директора перечень документов и сведения для дополнительного анализа возможных рисков.

К сожалению наши опасения подтвердились и при анализе документов, которые дал нам директор, мы пришли к выводу, что конкурсный управляющий вряд ли остановится только на заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности. Кроме того, в соответствии с переданной документацией на должнике продолжали “висеть” станки.

Спустя несколько месяцев так и произошло. Конкурсный управляющий подал 2 заявления о взыскании убытков с директора, а также 7 заявления об оспаривании сделок — 5 в отношении бывшей супруги директора, 1 в отношении сына и 1 к контрагенту ООО.

Наша команда проанализировала поданные конкурсным управляющим документы и пришла к неутешительному выводу: с большой долей вероятности от всех заявлений отбиться не получится. Под вопросом оставалась судьба 2 заявлений о взыскании убытков и 2 заявлений в отношении бывшей супруги.

Самое плохое, что в случае, если бы было удовлетворено хотя бы одно заявление об оспаривании сделки, это бы повлекло наличие презумпции для привлечения директора к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2 ст. 61.11. Закона о банкротстве.

 

Что мы предложили

После долгих обсуждений с клиентом стратегия была утверждена и заключалась в следующем:

  • Мы защищаем клиента, его супругу и сына от поданных заявлений, но допускаем, что где-то наша защита может не помочь и придется заплатить в части проигранного заявления. 
  • Мы пытаемся не допустить включения требований налоговиков на 3,5 млн., тем самым снижаем возможный размер субсидиарной ответственности.
  • Мы ведем работу с арбитражным управляющим, выполняя требования закона о банкротстве, в том числе передаем документы, оборудование и осуществляем прочее взаимодействие.
  • После того, как мы передадим имущество конкурсному управляющему, мы пытаемся выкупить его обратно.
  • В случае, если что-то будет проиграно, мы максимально затягиваем время, для того чтобы клиент успел найти достаточное денег для того, чтобы расплатиться с кредиторами.

Что из этого получилось

После того, как мы согласовали стратегию с клиентом, началась самая интересная часть проекта — реализация.

Изначально требовалось передать все документы и оборудование конкурсному управляющему. В части документов вопросов не возникло — мы сделали подробную опись и направили несколько коробок по адресу управляющего. 

А вот в части оборудования возникало намного больше вопросов, чем было ответов:

1. Оборудование было крупногабаритным и физически тяжелым. 

2. Конкурсный управляющий был из Тюмени, а компания клиента и соответственно и фактическое местонахождение оборудования — Москва. 

3. Ну и последнее, вытекающее из первых двух фактов. Как нам доставить тяжелое и объемное оборудование из Москвы в Тюмень, не потратив около миллиона рублей на транспортировку?

Данную задачу мы решали с помощью норм закона о банкротстве и противоречивой судебной практики. Мы написали письмо конкурсному управляющему, что готовы передать имущество, однако ввиду тяжелого материального положения денег на транспортировку у нас нет, в связи с чем предложили либо организовать перевозку оборудования за свой счет, либо приехать, описать и оставить оборудование на текущем месте, организовав охрану. Другими словами, мы предприняли все возможные действия для передачи оборудования. 

Проблемы пришли оттуда, откуда их вообще не ждали. 

Внимательный читатель помнит, что управляющий подал заявление о привлечении директора к субсидиарной ответственности за непередачу документов и активов общества. Одновременно с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности управляющим также было подано заявление об истребовании документов и активов общества с директора. Оба заявления рассматривались параллельно, однако заявление о привлечении к субсидиарной ответственности было назначено на более раннюю дату, чем заявление об истребовании документов.

На заседании о привлечении к субсидиарной ответственности мы сообщили суду, что документы общества переданы конкурсному управляющему и получены им. Соответствующие доказательства были представлены нами в материалы дела. 

Про оборудование мы сказали то, что было по факту — готовы передать, денег на отправку в Тюмень у нас нет, конкурсный управляющий не забирает, в связи с чем мы просили отложить заседание до момента когда управляющий либо заберет оборудование, либо как-то обозначит свою позицию по этому вопросу (на тот момент от управляющего не было ответа по этому поводу).

Однако, судья совершила непредсказуемое действие — признала наличие оснований для привлечения нашего директора к субсидиарной ответственности и приостановила рассмотрение заявления в части размера субсидиарки до окончания расчетов с кредиторами. Это при том, что заявление об истребовании документов и имущества еще не было рассмотрено и находилось в производстве суда.

Конечно же мы обжаловали судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности, однако понимали, что это мало что даст.

Мы пошли по запасному пути — настаивали на обязательной явке лично конкурсного управляющего в суд, чтобы передать ему оборудование. И вот, в один из ноябрьских дней в Москву из далекой Тюмени прилетел лично конкурсный управляющий. 

После заседания по истребованию документов, в котором судья сказала конкурсному управляющему: «Да заберите вы уже у них оборудование! Объявляю перерыв 5 дней, а вы прям сейчас садитесь в машину и едете принимать все» мы действительно передали оборудование конкурсному управляющему, о чем был составлен акт. Управляющий не стал увозить все с собой, а оставил оборудование там же на хранении.

Спустя 5 дней суд конечно же отказал управляющему в удовлетворении заявления об истребовании документов и оборудования, так как все было передано.

Тут началось самое интересное. У нас был судебный акт о привлечении директора к субсидиарной ответственности за то, что он не передал оборудование и был судебный акт, в котором было черным по белому написано: «Директор передал оборудование конкурсному управляющему».

Мы понимали, что это основание для пересмотра субсидиарки по новым обстоятельствам, но было не ясно, что делать с жалобами на определение о привлечении директора к субсидиарной ответственности, ведь в тот момент мы безуспешно пытались его обжаловать.

В итоге решили идти по обоим путям (Забегая вперед скажу, что даже кассация не прислушалась к нашим доводам, что мы все передали и что у нас даже бумажка есть, равно как и не прислушалась к позиции Верховного суда, изложенной в п. 24 Постановления пленума №53 — там говорится что если директор передал документацию в ходе рассмотрения заявления о субсидиарке, то к нему неприменима презумпция по непередаче документов.

Мы конечно волновались за наше заявление о пересмотре по новым обстоятельствам, но все прошло хорошо. Судья пересмотрел свой же судебный акт о привлечении директора к субсидиарной ответственности и отменил его.

Про заявления об оспаривании сделок можно тоже долго рассказывать, но вы уже скорее всего утомились читать все эти тонкости и хотите узнать чем кончилось дело, поэтому не будем вас задерживать и скажем только пару слов.

Суд отказал конкурсному управляющему в 5 заявлениях об оспаривании сделок к бывшей супруге директора, в отношении контрагента прекратил производство, так как этот контрагент был уже ликвидирован. По сыну конкурсный управляющий также ничего не смог добиться. Юристы нашей команды сформировали такую доказательную базу, что у суда не оставалось иных выходов, кроме как отказать.

Хотелось бы тоже самое сказать и про 2 заявления о привлечении директора к убыткам, но нет. 1 из 2 заявлений все-таки было удовлетворено. Это было самое тонко из всех место, которое в итоге и порвалось. Для нас это не стало неожиданностью. Такой вариант мы тоже предполагали.

Конкурсный управляющий пытался обанкротить нашего клиента на основании убытков, однако за день до заседания о признании директора банкротом задолженность была погашена до размера 490 тысяч рублей. Суд прекратил производство, так как это значение ниже порогового.

Итоги разбирательства

Изначально наш клиент был привлечен к субсидиарной ответственности за отказ от передачи документов и оборудования. Однако за 2 года кропотливой работы нам удалось отменить это решение. 

Дело в том, что изначально суд удовлетворил заявление об истребовании документов от генерального директора, несмотря на то, что документация была передана своевременно и в полном объеме. Именно это решение стало основанием для удовлетворения заявление конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности. 

В апелляционной инстанции нам удалось отменить судебный акт об обязании передать документы . Такие апелляционные жалобы удовлетворяются крайне редко, поэтому наша команда считает данную отмену своим достижением.  

После того, как мы отменили определение об обязании директора передать документацию общества, мы пошли пересматривать определение о привлечении директора к субсидиарной ответственности по новым обстоятельствам, что у нас и получилось. Директор был освобожден от субсидиарной ответственности!

Несмотря на опасения, программа максимум была выполнена практически в полном объеме. Почти за два года судебных разбирательств нам удалось: 

  • добиться отказа во включении требований ФНС в реестр к должнику
  • подтвердить реальность и возмездность сделок с супругой доверителя и его сыном
  • выкупить оборудование через процедуру банкротства (передали конкурсному — выкупили у конкурсного очень дешево — то есть фактически оно оставалось все время у клиента)
  • защитить директора от субсидиарной ответственности и 1 из 2 заявлений о взыскании убытков
  • отделаться малой кровью и что самое главное, сделать это в спокойном режиме — у клиента было почти 2 года, учитывая что мы сразу предупредили его о возможных рисках.

 

По итогу всех судебных разбирательств наш клиент отдал кредиторам лишь 15% от имевшихся на момент введения процедуры банкротства долгов. 

Задайте вопрос профессионалу

Консультация по телефону и первичный анализ вашей ситуации — бесплатно.

Звоните: ​+7(495) 409-01-01

Юридическая компания
"Один к одному"

Россия, Москва, ул. Покровка, д 3/7

График работы: по будням, 10:00-19:00

ООО "Один к одному"

ИНН 5019030230

КПП 501901001

ОГРН 1195081062483

© 2019-2022, Все права защищены